Сегодня
Регистрация | Забыли пароль? Логин Пароль   
Горловка в огне войны
Автор: chelovek42 22-09-2012, 17:31 0 8032    
Приближается очередная годовщина освобождения Горловки от немецко-фашистских захватчиков. О том, как воины Красной Армии освобождали наш город, написано много. А вот как обороняли Горловку от врага осенью 1941 года и о постое итальянских солдат, – несравнимо меньше. Оно и понятно: радости от вынужденной сдачи города противнику не было никакой, а очень даже наоборот. Да и документальных свидетельств в условиях успешного вначале немецкого «блиц-крига» у нас уцелело не так уж много.

Этот недостаток информации попытался восполнить бывший инженер и лектор общества «Знание», а ныне пенсионер и краевед-любитель Валентин СВЕЖЕНЦЕВ. Предлагаем вниманию читателей главу «Горловка в войне: Битвы в Никитовке» из подготовленной им к печати книги (с некоторыми сокращениями).


ВТОРЖЕНИЕ

До самого Сталино (ныне Донецк) Итальянский экспедиционный корпус (ИЭК) двигался, растянувшись в длинную колонну, почти без боев. Достаточно сказать, что свои первые потери дивизия «Челере» понесла только под Сталино. После того как 1-я германская танковая дивизия заняла областной центр, Итальянский корпус получил указание двигаться по направлению Горловка – Никитовка – Трудовая. В Никитовке и Горловке итальянские дивизии столкнулись с сопротивлением арьергардов Красной Армии и партизанских отрядов. В Никитовке один итальянский полк даже попал в окружение, потеряв на несколько дней связь с основными силами. Итальянский корпус понес относительно большие потери – около 150 человек убитыми и 700 ранеными. Об этом пишет Г.С.Филатов в своей книге «Восточный поход Муссолини», изданной в Москве в 1968 г.

14 ноября 1941 года Итальянский корпус окончательно остановился, ограничившись занятием населенного пункта Хацапетовка (ныне Углегорск) за Енакиево… Обратимся к воспоминаниям командира 80-го полка одной из дивизий ИЭК – полковника Кьяромонти, «прославившегося» оккупацией станции Никитовка и едва выбравшегося из этого, как оказалось, «осиного гнезда». Там его полк блокировали с одной стороны войска Красной Армии, а с другой – партизаны. Вскоре после «блистательной» кампании в Никитовке полковник уехал в Италию – у него что-то случилось с глазами. Недомогание командира полка полковника Кьяромонти не оказалось слишком серьезным, с сарказмом пишет Г.С.Филатов. Выйдя в отставку, Кьяромонти поселился в родной Сицилии и через двадцать лет после окончания войны выступил с рассказами о своих подвигах. Повествуя о бое в Никитовке, где четыре тысячи итальянцев под его командованием якобы успешно противостояли атакам двадцати тысяч русских, он описывает действия молодого пулеметчика, тоже сицилийца, не называя, правда, его фамилии. Рассказ этот похож на сагу вперемежку с фарсом и напоминает сюжет из телепередачи «Каламбур» под названием «Крутое пике». Посудите сами: по словам Кьяромонти, этот пулеметчик был дважды ранен, но оставался в строю. В третий раз осколок начисто оторвал ему правую руку выше локтя, однако, зажав спуск челюстями, солдат продолжал вести огонь до тех пор, пока от вибрации пулемета у него не вылетели все зубы. «Я лично собирал эти прекрасные белые зубы молодого южанина, рассыпанные вокруг треножника на снегу», – патетически заканчивает свое повествование генерал в отставке.

Более реалистическую версию Никитовской битвы описал командир 3-го берсальерского (снайперского) полка полковник Каретто, у которого не было досуга для придумывания своих подвигов в таких масштабах, как у Кьяромонти. Каретто погиб летом 1942 года на высоте 197 у берегов Дона. «В середине ноября генерал Мессе решил выровнять линию расположения своих дивизий, для чего необходимо было занять станцию Хацапетовку на линии Дебальцево – Малая Орловка. Операция была поручена дивизии «Торино», и во главе передовой колонны шел полковник Кьяромонти. Подойдя к станции Трудовая 7 декабря, Кьяромонти обнаружил, что силы русских превосходят его колонну, и решил отойти обратно к Никитовке. Здесь он и попал в окружение. Шесть дней части, которыми командовал Кьяромонти, провели в осаде. С первых дней он стал просить помощи у немцев, а не у собственного командования. Однако отчаянные призывы остались без ответа: немцы не двинулись со своих позиций» («Восточный поход Муссолини»).

В самом деле, чего бы этим макаронникам не сидеть возле печек? А если захотели пошляться по морозу, так и расхлебывайте сами свою кашу, – так, я думаю, рассудили немцы. «Лишь 13 декабря к Никитовке подошли итальянские части, в том числе берсальерский полк Каретто. Сильно поредевшей колонне Кьяромонти удалось уйти из Никитовки. Дивизия «Торино» понесла в этом бою серьезные потери – из ее состава выбыло почти полторы тысячи человек. Был убит заместитель командира дивизии генерал Де Каролис, неосмотрительно выскочивший из убежища во время артиллерийской перестрелки».

Командир полка Каретто, отличившийся в боях при выводе авангарда из Никитовки, был награжден военной медалью, его полк тоже наградили – золотой медалью. Главнокомандующего итальянским экспедиционным корпусом генерала Мессе Гитлер наградил Рыцарским орденом Железного Креста, а Муссолини – крестом «Савойского ордена». Полк Каретто посетили немецкие генералы во главе с фон Клейстом. Каретто писал жене: «Почти все газеты воспевают наши подвиги». Преувеличения фашистской пропаганды были непомерными. На этом фоне битва при Каннах между Римом и карфагенским полководцем Ганнибалом побледнела и обесцветилась, ее место заняла битва под Никитовкой.

О прибытии и пребывании в Горловке итальянцев сохранились свидетельства старожилов. В целом выглядят они довольно прозаически, хотя и без сенсаций не обошлось. В центр города итальянцы вошли строем с песней, как в открытый город. Пели так называемый маршевый гимн «Песня победы»:

Отправился, напевая, пехотинец-легионер,

Для всех молодых он луч и пример.

Империи быть! – Дуче приказал.

Весь мир итальянцам рукоплескал.

Вера в сердце, улыбка на устах,

Триколор трепещет, противник – в кустах.

Империя в Риме однажды была,

Потомки запомнят наши дела!

Только к победе, только вперед,

Веселой песней закончим поход.

Итальянцы расселились по домам, главным образом одноэтажным. Большие здания, такие как Дом Советов, главный гастроном, ресторан и т.п., не заселяли – сказывался «киевский синдром» (боялись взрывов мин замедленного действия, а вернее, радиоуправляемых зарядов, которые ошарашили немцев именно в Киеве). Оставшихся жителей не выгоняли, только притеснили: комната вам, комната нам.

Тут же началась торговля. За золото и серебро можно было купить продукты. И хотя сами итальянцы не были сытыми, тем не менее с их складов «уплывало» много ценных в то время товаров: сухари, мука, макароны, папиросы. Об этом мне подробно рассказывала одна спекулянтка. Многие хотели разбогатеть, а войну до поры до времени воспринимали как выгодный шоп-тур. Сочинили даже легкомысленную и беззаботную песенку: «Украина, прекрасная сеньора, зачем ты беспокоишь красавца гренадера? Готов и так тебя он полюбить… О Украина, тебя нам не забыть…» (по рассказу С.П.Сенченко).

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Перейду к событиям, связанным с освобождением Горловки, и к тому, что говорили об этом знаменитые военачальники и никому не известные мои знакомые, которые уже «ушли за горизонт», – ибо много времени утекло с момента тех событий.

В пору освобождения Донбасса Маршал Советского Союза Василевский Александр Михайлович был представителем Ставки Верховного Главнокомандующего и координатором действий Юго-Западного и Южного фронтов. Тех формирований, которые находились вблизи Горловки. В книге «Дело всей жизни» он пишет: «4-го сентября я отправился в 3-ю гвардейскую армию. Выяснилось, что вот уже сутки (т.е. с утра 3-го сентября) начальник штаба армии генерал Хетагуров не знал, где находится командарм (Д.Д.Лелюшенко). Только в ночь на 5-е сентября Дмитрий Данилович появился на своем командном пункте в Мирной Долине. Выяснилось, он сформировал подвижный отряд, использовав для него трофейные автомобили, часть танков 243-го танкового полка и 293-й стрелковый полк 259-й стрелковой дивизии, которая успешно наступала, и сам повел его в бой. Не без участия передовых частей 51-й армии и соседнего Южного фронта отряд разгромил гитлеровцев возле Никитовки. Захватив город, большие трофеи, Лелюшенко после этого оказал помощь войскам Южного фронта в борьбе за Горловку, расположенную далеко за границей полосы, определенной для его армии». (А вот в книге Д.Д.Лелюшенко «Москва – Сталинград – Берлин – Прага» на стр. 185 приводится разграничительная схема, из которой определенно ясно, что Горловка входила в полосу Юго-Западного фронта и в зону действий 3-й гвардейской армии Лелюшенко, поэтому его действия ей и соответствовали). «…тем временем Горловку и без этого взяли бы войска 51-й армии» (А.М.Василевский. Дело всей жизни»). Вспомним все же, что история не имеет сослагательного наклонения.

Д.Д.Лелюшенко личность не только удивительная, но и героическая. Достаточно сказать, что свою первую звезду Героя Советского Союза он получил в 1940 году, т.е. еще до начала Великой Отечественной. Вот еще одна цитата из его книги: «259-я стрелковая дивизия полковника А.М. Власенко, используя трофейные машины и тягачи, в чем проявил инициативу начальник штаба дивизии В.А. Поздняков, при поддержке боевых машин 243-го танкового полка В.А. Подлесного буквально на плечах врага ворвалась на северную окраину Никитовки, разгромила более полка пехоты и захватила 25 орудий и минометов».

Много говорили «краеведы» о будто бы тщательно спланированной обороне и укрепрайоне, и о войсках, специально поставленных для его обеспечения. Как видим, спланированной обороны не было, иначе о каких бы «плечах» могла идти речь? Еще цитата из книги Лелюшенко: «Наиболее стремительно действовал при освобождении Горловки 939-й стрелковый полк под командованием подполковника П.В.Ренгача. Обнаружив противника, он без промедления развернул полк, артиллерия ударила прямой наводкой, пехота стремительно пошла в атаку и враг был смят». Вот так гвардейцы Лелюшенко оказались в административном центре Горловки и на его главной в то время площади перед «Домом Советов», а сегодня – зданием «Артемугля».

О том, что Горловку (Никитовку, территорию машзавода им.Кирова и центр города у старого «Дома Советов») освобождала 259-я стрелковая дивизия (сд) 3-й гвардейской армии Юго-Западного фронта во главе с Д.Д.Лелюшенко, в сочинениях сервилистов вы не прочтете. Это как же надо было игнорировать очевидные, известные, но намеренно умалчиваемые факты об освобождении Горловки 259-й сд, что сообщение об этом появилось в городской газете «Кочегарка» только спустя 58 лет, а передал его по завещанию деда Петра Харитоновича Беляева его внук Валерий («Кочегарка», 6 сентября 2011 г. – «В составе 259-й стрелковой дивизии»). По словам Валерия, «единственное, что всегда огорчало Петра Харитоновича до конца его дней (умер в 1976 г.), что среди воинских частей и соединений, освобождавших Горловку, не упоминали его дивизию». Достопримечательное сообщение показывает, насколько неправдиво, нарочито зашоренно следовали так называемые «краеведы» на поводу сфальсифицированной Совинформбюро истории освобождения Горловки, хотя, при желании, эту информацию можно было давным-давно получить из книги Д.Д.Лелюшенко. Петр Харитонович Беляев после своей смерти устами внука Валерия прорвал эту блокаду. Теперь можно связать то, что рассказали Д.Д.Лелюшенко и П.Х.Беляев, и достоверно доказать освобождение Горловки 259-й сд. Ведь П.Х.Беляев во время этого события на площади перед зданием «Артемугля» нашел себе даже жену, а потом поселился и прожил жизнь в Горловке. Это еще одна страница советской массовой информации, а вернее – дезинформации. (От редакции: последний обширный абзац В.А.Свеженцева не во всем подтверждается известными на сегодня фактами, о чем будет сказано позже).

Среди тех, кто помогал Красной Армии, было немало подростков, становившихся «лоцманами» для наших воинов в море боев. Об одном из таких проводников – своем друге 15-летнем Сергее, мне рассказал свидетель Лелюшенковского штурма Никитовки Александр Викторович Приходько: «Мы были в самой гуще наших. Неожиданно движение застопорилось. Немцы открыли яростный и убийственный огонь, накрыв сплошным ковром пристрелянную территорию между двумя железнодорожными насыпями. Сами они укрылись за более высокой». Сергей вызвался провести наших бойцов в тыл немцев. Он первым забрался в заросший кустарником ходок, предназначенный для прокладки кабелей под насыпями. За ним туда по одному стали погружаться бойцы. Сам ходок только в начале был присыпан, а дальше походил по профилю на пещеры Киево-Печерской или Святогорской лавры. Когда батальон пробрался в тыл противника и открыл огонь, ошарашенным немцам только и оставалось, что вывесить на штыках платки и белые тряпки. Откуда только и взялись?! В одну кучу полетело еще дымящееся оружие. Подхватив Сережу, гвардейцы стали подбрасывать его на плащ-палатке, а кто-то успел прикрутить на его ветхий пиджачок гвардейский значок, очень похожий на орден Красного Знамени.

В августе 2011 года автор этих строк в течение двух часов беседовал с приехавшим в Горловку итальянским историком и журналистом Джузеппе Д’Амато. Искал Д’Амато потомков итальянского нашествия. В том, что они были и есть, нет никакого сомнения. Одного из них, необычайно привлекательного подростка, в 1955 или 1956 году я встречал возле квартиры №19 дома №6 на ул.Советской. Он был сводным братом проживавшего в той квартире Сергея, а я сам жил в соседней 21-й квартире. Да, с тех пор прошло более полувека, но если бы кто-то из потомков итальянцев откликнулся, я бы с удовольствием связал бы их с Джузеппе Д’Амато.

ИСТОРИЮ – ИСТОРИКАМ


При подготовке этого «документального повествования» к печати мне, проверяя некоторые приведенные В.А.Свеженцевым доводы и факты, пришлось перелопатить немало литературы разных жанров – от мемуаристики до исторических очерков и сборников документов, – в которых освещаются события тех военных лет. В результате, соглашаясь в целом с его концепцией, обнаружились и неточности, скажем так, в изложении некоторых фактов и, как следствие, в отдельных выводах, к которым приходит В.А.Свеженцев. Хотя, следует признать, что подобные неточности нередко являются следствием неточности или неполноты информации, изложенной в тех источниках, которыми пользовался тот или иной автор.

Начнем с обороны Горловки (а точнее – Горловского района) в 1941 году. В истории с окружением в Никитовке колонны полковника Кьяромонти, о которой рассказывает В.А.Свеженцев со ссылкой на книгу Г.С.Филатова, называются даты 7 декабря и 13 декабря (начало и конец окружения). Это сразу же насторожило, потому что со школьной скамьи запомнилось, что Горловку наши войска покинули осенью 1941-го, а не зимой. Пришлось обратиться к другим источникам для уточнения даты захвата Горловки неприятельскими войсками. Однако оказалось, что даже в советских источниках по этому поводу единообразия не наблюдается. Так, в историко-экономическом очерке И.С. Павлика «Горловка» (издательство «Донбасс», 1971) на стр. 93 читаем: «Но превосходство врага, особенно в танках, было значительным, и 29 октября после тяжелых боев Горловка была оставлена частями Красной Армии». А вот в появившейся четырьмя годами ранее в том же издательстве книге «Горловка. Биография города» указывается уже другая дата: «2 ноября 1941 года после тяжелых боев Горловка была оставлена частями Советской Армии» (стр.71). Не помогло установить «истину» и обращение к изданному в 1980 году сборнику документов и материалов «Донецкая область в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.)». Здесь можно найти только точную дату, касающуюся областного центра, и то лишь потому, что по этому поводу было отдельное сообщение Совинформбюро, датированное 26 октября 1941 г.: «…После многодневных сражений, в ходе которых немецко-фашистские войска потеряли до 50 тыс. убитыми и ранеными, свыше 250 танков, более 170 орудий, около 1200 автомашин с военными грузами, наши части оставили г.Сталино». Правда, внизу страницы в сноске указано: «Г.Сталино был оккупирован немецко-фашистскими войсками 21 октября 1941 г.». Вот такая вот история с датами нашей истории.

Но не будем спешить с обвинениями авторов в искажении исторических фактов или небрежном отношении к историческим датам. Потому что здесь не все так просто, как может показаться на первый взгляд. И причина этому – тоже историческая. Взять хотя бы тот факт, что это сегодня Горловку мы рассматриваем как единый город, будь то Калиновка, Комсомольский, Новогорловка и т.д. Но до и во время войны это были абсолютно разные города. Поэтому для того, чтобы называть точные даты сдачи и освобождения именно «Горловки», крайне необходимо уточнять, о какой части города идет речь.

В этом плане показателен соответствующий отрывок из научно-публицистического очерка горловского краеведа П.И.Жеребецкого «Горловка в годы Великой Отечественной войны» (1993 г.). В частности, автор пишет: «28 октября была оставлена часть Никитовки, а 29-го – и центральная часть Горловки… Более месяца нашими оставались центральная часть Никитовки, поселки шахт им. Румянцева, им.Калинина, Госбайрак… В начале декабря фронт передвинулся к Дебальцево». Вот и решай, была Горловка оккупирована в ноябре или нет? Кстати, дата 29 октября здесь совпадает с названной И.С.Павликом в его очерке «Горловка». Но откуда тогда взялась также уже упоминавшаяся, но другая дата – 2 ноября?

Точного ответа на этот вопрос у меня нет. Но могу лишь предположить, вернее, процитировать слова непосредственного участника тех событий – командующего Итальянским экспедиционным корпусом генерала Джованни Мессе. В своей книге «Война на русском фронте. Итальянский экспедиционный корпус в России (К.С.И.Р.)» он пишет: «Дивизии «Пасубио» предстояло взять Горловку. Бои велись начиная с пригородов внутрь населенного пункта и приняли уличный характер. 2 ноября к атаке подключились части дивизии «Челере», и Горловка оказалась в наших руках». Как видим, здесь тоже называется дата 2 ноября. Она же упоминается и в изданной в 2001 г. книге П.И.Жеребецкого «Горловка», где Петр Иванович приводит выдержку из протокола допроса взятого в плен командира итальянской роты: «Когда наши два батальона вошли в город Горловку, то солдат в городе не было, а по нам стреляли из полуподвалов гражданские… Мы впервые вступили на окраину города второго ноября, а совсем взяли город только к исходу дня пятого ноября». Но с учетом того, что именно считать «Горловкой», и эти даты могут иметь относительно условный характер.

Это прекрасно иллюстрирует еще один отрывок из книги итальянского командующего: «5 декабря 1941 г. на левом фланге К.С.И.Р. (итальянского экспедиционного корпуса – М.Г.) началась атака 17-й немецкой армии. Я сформировал сильную кавалерийскую колонну и отправил ее в разведку вдоль по линии железной дороги Горловка – Никитовка. Оказалось (!!! – М.Г.), что почти вся территория на восточном направлении полностью занята противником». Вот так вот! – более месяца Горловка находится в руках врага, но вдруг «оказывается», что всего в нескольких сотнях метров от тогдашнего ее центра города все это время находились части Красной Армии. В принципе об этом же сообщал и П.И.Жеребецкий. Просто из-за начавшихся еще в середине ноября сильных морозов, к которым итальянские войска были совершенно не подготовлены, какое-то время о ведении активных боевых действий с их стороны речи не шло.

Однако при всем уважении к военачальникам, их воспоминаниям и мемуарам, а также не меньшем уважении к труду и мнению писателей, журналистов и краеведов, все-таки логичнее было бы доверять историкам, вернее, их информации, основанной на поиске и изучении исторических документов. Поэтому обратимся к специалистам-историкам, которые профессионально изучали заинтересовавший нас вопрос. В 2010 году вышло в свет довольно объемное (свыше 500 стр.) научное издание «Горловка в период Великой Отечественной войны и первые послевоенные годы (1941 – 1950): исторический очерк и источники». Его авторы – кандидаты исторических наук В.Е. Сусликов и Д.Н.Титаренко. Ценность данного издания состоит именно в профессиональном историческом подходе к освещению основных событий, происходивших на территории Горловского района в те годы, – с использованием источников из архивных хранилищ Украины, России и Германии. В целом трактовка событий и дат здесь совпадает с описанными итальянским главнокомандующим Дж.Мессе. Бои за Горловку велись с 26 октября по 5 декабря 1941 г., последние бойцы нашей 74-й сд покинули околицы Калининска и Кондратьевки вечером 5 декабря. Сделано это было по приказу командования, чтобы избежать окружения из-за прорыва фронта врагом в направлении на Дебальцево.

ИТАЛЬЯНЦЫ В ГОРЛОВКЕ

К рассказу В.А.Свеженцева о пребывании итальянцев в нашем городе особо добавить нечего. Единственное, что, на мой взгляд, следовало бы упомянуть, это причины, по которым итальянские солдаты и офицеры запомнились пережившим оккупацию горловчанам не как жестокие оккупанты, а (в отличие от немцев) как относительно толерантные к местному населению войска. Об этом мне довелось слышать еще в детстве от тех, кто пережил оккупацию. Об этом же в своей книге очень подробно рассказал и генерал Мессе, в годы войны командовавший Итальянским экспедиционным корпусом, а позже ставший маршалом и пользовавшийся в Италии большим авторитетом.

Причинами толерантности итальянцев к местному населению Мессе объясняет, во-первых, присущими его землякам человеческими качествами: добротой, незлобивостью и жизнерадостным нравом, а во-вторых, – прямыми указаниями военного руководства (то есть его самого и подчиненных ему командиров) итальянским войскам о том, чтобы не только не обижать жителей, но и относиться к ним с уважением и чуть ли не по-дружески. Генерал приводит немало примеров таких отношений. При этом Мессе прямо осуждает немцев за их высокомерие и жесткость по отношению к мирному населению оккупированных районов. И тут же называет причину этого, имеющую, по его мнению, исторические корни. Немцы, мол, являются потомками древних германцев, которые отличались грубым и воинственным нравом. А вот итальянцы – потомки славных римлян, известных своей высокой моралью, образованностью и благородством. Как вам такое сравнение итальянского аристократа? Не из-за такого ли отношения между командованием союзников (немцами и итальянцами) время от времени возникали недоразумения и даже серьезные размолвки, документально подтвержденные?

Ну а лично мне после прочтения книги Мессе вспомнился рассказ одной знакомой, мама которой иногда вспоминала события тех лет. На постой к ним определили молоденького, лет 18-ти итальянского солдата. Паренек был из крестьянской семьи, и этим обстоятельством не преминула воспользоваться хозяйка дома. Она так нагрузила постояльца работой по домашнему хозяйству, что со стороны юношу можно было принять за батрака. Но добрый и милый парень (по воспоминаниям мамы моей знакомой) только рад был этому – привыкший дома, в Италии, к нелегкому крестьянскому труду, он с удовольствием занялся им и в Украине. Ну зачем такому воевать? Постепенно мама и ее дочери так сдружились с «оккупантом», что стали воспринимать его как сына и брата. А он, в свою очередь, таскал в семью все, что мог, в основном продукты, в том числе и сладости, которые можно было раздобыть на военных продовольственных складах. Поэтому неудивительно, что в подобных ситуациях молодость могла брать свое, и в результате возникали не только дружеские, но и более высокие чувства. В этом смысле не случаен был и визит в Горловку итальянского историка и журналиста Джузеппе Д’Амато, разыскивавшего потомков таких союзов («Кочегарка» писала о его приезде и поисках детей итальянцев в прошлогоднем номере за 18 августа).

А СТОИТ ЛИ СПОРИТЬ?


В освобождении Горловки (точнее – Горловского района, включавшего, как уже говорилось, и другие населенные пункты) участвовали шесть стрелковых дивизий Красной Армии: 126-я, 127-я, 257-я, 259-я, 271-я и 346-я. Стремительное наступление велось почти одновременно с севера, востока и юга. Есть ли смысл спорить о том, воины какой из них первыми оказались возле «Дома Советов»? Разве от этого хоть как-то приуменьшится значение героического подвига остальных наших воинов, сражавшихся за освобождение Горловки от врага, многие из которых отдали за это свои жизни? Мне кажется, спорить об этом не совсем этично. Ну а то, что не все дивизии, участвовавшие в освобождении города, получили наименование «Горловских», – вовсе не объясняется, на мой взгляд, какими-то кознями Совинформбюро или других структур. Просто эти дивизии принимали участие не только в боях за Горловку, но и освобождали другие города Донбасса. Та же 259-я сд под командованием полковника А.М.Власенко, молниеносно освободив 4 сентября Никитовку и приняв участие 5 сентября в освобождении части Горловки, уже к вечеру того же дня ворвалась в Артемовск. Для пехоты это был невиданный темп. За что в изданном 8 сентября приказе Верховного Главнокомандующего 259-я и была удостоена наименования «Артемовской». Тогда же 127-й сд присвоено наименование «Чистяковской» (Чистяково – ныне Торез), 346-й сд – «Дебальцевской», а 126-й сд и 271-й сд – «Горловских». И никаких тут обид быть не может и не должно быть.

Совсем другое дело, что в последующие годы, когда народ торжественно отмечал дни освобождения своих городов, в эти города, как правило, приглашались и приезжали представители «именных» дивизий. В Горловку – «Горловских» 126-й и 271-й, в Артемовск – «Артемовских» 259-й и 266-й и т.д. И само собой разумеется, что номера именно этих дивизий чаще всего звучали во время проведения торжественных мероприятий. Наверное, именно это и имел в виду В.А. Свеженцев, говоря о незаслуженно «забытых» горловчанами Д.Д.Лелюшенко и 259-й сд. Да нет, никто никого не забывал, хотя доля правды в этом упреке и есть: если вспоминать и чествовать, то называть надо бы всех и всегда.

Кстати, в следующем году горловчане будут отмечать 70-летие освобождения города от оккупантов. Этому событию, как уже говорилось, посвящено немало строк, так что каждый желающий может освежить в своей памяти или заново узнать о том, как развивались тогда события, прочитать о подробностях боев, которые велись на подступах и в самом городе, восхититься мужеством наших воинов, проявленным в их героической борьбе за освобождение Горловки. В библиотеках города для этого имеется немало литературы, было бы только желание с ней ознакомиться.

Мы же лишь вкратце напомним о том, как в течение двух славных дней сентября Горловка была освобождена от врага. Вот как описывают эти события в своей книге наши историки-земляки В.Е.Сусликов и Д.Н.Титаренко: «Утром 4 сентября 1943 г. советские войска вышли на околицы Горловки. Части 259-й дивизии ворвались с севера в Зайцево и Байрак, группа Лелюшенко атаковала Никитовку и северную часть Горловки. Части 126-й и 127-й дивизий вошли в город с востока. А 271-я со стороны Енакиево. Немецкие войска оказывали непродолжительный отпор и ночью с 4 на 5 сентября 1943 г. отошли на укрепленные позиции по берегу Кривого Торца. В течение 4 сентября в уличных боях были освобождены северная и центральная часть Горловки, Калининск и Никитовка, а 5 сентября части 271-й дивизии освободили Пантелеймоновку, Михайловку и Озеряновку. Таким образом, 4-5 сентября вся территория Горловского района была полностью освобождена от немецких войск. Быстрота операции объяснялась в первую очередь значительным количественным и качественным преимуществом советских войск». А от себя добавим: и проявленными при этом нашими солдатами и офицерами образцами мужества и героизма.

Михаил ГУБАШ


kochegarka.com.ua



достопримечательности стран города и страны мира традиции разных стран

Сказали спасибо: Tw1npeaks, Курган
Google - Ключевые Cлова: Горловки, только, Горловку, города, сентября, дивизии, Кьяромонти, Горловка, книге, этого, корпус, ноября, Итальянский, Никитовке, Красной, время, своей, декабря, полка, войска.
Добавить в закладки

Комментарии

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Всего на сайте: 20
Гостей: 6
Пользователи: - отсутствуют
Роботы: ArrayoBot, oBot, oBot, oBot, oBot, oBot, oBot, crawl Bot, oBot, oBot, oBot, oBot, oBot, oBot
Пользователей:
Новых: 16
За час: 0
За месяц: 629
Всего: 28406

Приветствуем новичка:
karinex

Выбор Шаблона

да ya_za
да, хочу быть модератором close
нет nini
нет и заходить туда не буду 2


Анализ сайта pr
Наша кнопка
Горловка пуп земли
Моё настроение маслом на полотне
Яндекс цитирования

сайт горловки

Cайт горловки Горловка Пуп Земли » История » История Словами » Горловка в огне войны